Choose your location to get a site experience tailored for you.

Remember my region and language settings

СОВРЕМЕННЫЙ БАНКИНГ ПЕРЕЗАГРУЖАЕТСЯ

Интервью с Умут Шаяхметовой, председателем правления, членом совета директоров Halyk Bank

Председатель правления, член совета директоров Halyk Bank Умут Шаяхметова рассказала в своем интервью Максу Хаузеру, партнеру и управляющему директору BCG, о перспективах дальнейшего развития банковского сектора Казахстана, а также о том, что делает современный банк успешным.

BCG Review: В последние 10 лет банковскому рынку Казахстана не удается преодолеть кризисные явления. Каково ваше видение ситуации на текущий момент и как она будет развиваться в будущем?

Умут Шаяхметова: Кризис начался в 2008 году с глобального кризиса ликвидности, который привел к значительному ухудшению качества активов как крупных, так и средних банков. За эти 9 лет появились некоторые тенденции в регулировании экономики, которые, к сожалению, привели к увеличению роли государства. Соответственно, сегодня это негативно сказывается на рыночных отношениях, на конкуренции и на количестве хороших заемщиков. Образовавшиеся проблемы, накопленные в банковском секторе и в экономике, необходимо решать комплексно как через разгосударствление, так и через оздоровление, очистку банковского сектора.

BCG Review: Как менялся рынок в это десятилетие? Что будет определять его дальнейшее развитие?

Умут Шаяхметова: На рынке происходят определенные изменения баланса интересов среди его участников. К сожалению, крупные западные финансовые структуры, такие как UniCredit, RBS, HSBC, ABN Amro, которые активно пришли в Казахстан в начале 2000-х годов и оказали позитивное влияние за счет своих технологий, корпоративной культуры, фондирования, покинули рынок за последние 10 лет. Но сейчас мы наблюдаем растущий интерес со стороны российских и китайских банков – к примеру, наша сделка с китайским CITIC Bank показала, что инициатива «Один пояс – один путь» (One Belt, One Route) может быть привлекательна для наших ближайших соседей.

Я ожидаю дальнейшего развития рынка в Центрально-Азиатском регионе, и прежде всего в Узбекистане. Там тоже происходят изменения – отмена валютного регулирования, контроля за капиталами. Благодаря этому станет возможно привлекать больше инвестиций в Центральную Азию – как в Узбекистан, так и в Казахстан. В свою очередь, это будет способствовать развитию Шелкового пути и всего региона, в чем заинтересованы как российские и казахстанские организации, так и западные.

Если говорить о казахстанском банковском рынке, то я считаю, что тенденция консолидации – объективная в силу изменения законодательства: повышаются требования по капитализации банков. Так, с начала 2017 года в среднем на 2% был повышен минимальный уровень по капиталу. Есть и другие изменения: МСФО (международные стандарты финансовой отчетности) повышают требования к провизиям, рисковым активам.

В последние годы экономика Казахстана практически не растет. За исключением нефтегазового сектора, во многих отраслях наблюдается даже отрицательная динамика, особенно в строительстве, сельском хозяйстве, автоиндустрии и других. Следовательно, снижается число хороших клиентов-заемщиков, конкуренция ужесточается, а со стороны клиентов повышаются требования к банковским услугам. Маржинальность банковского бизнеса снижается, а капиталоемкость увеличивается. При этом растут требования и объем инвестиций в технологии и развитие таких направлений, как финтех, комплаенс, риск-менеджмент. Все это создает дополнительные расходы и также влияет на снижение доходности банковского бизнеса.

“Если говорить о казахстанском банковском рынке, то я считаю, что тенденция консолидации – объективная в силу изменения законодательства”.

Борясь за клиентов, мы снижаем комиссии за переводы, то есть за транзакционный банкинг, падает маржа по процентным ставкам. В то же время стоимость фондирования для казахстанских банков выросла в силу ограниченности ресурсов как внутреннего, так и внешнего рынка: рынки капитала для казахстанских банков закрыты. Исключение, наверное, только Halyk Bank. Эти факторы также ведут к консолидации: сегодня акционеры не могут вкладывать дополнительные средства в банки. Таким образом, слияния, покупки, приобретения – часть объективного процесса, который будет продолжаться. Мелкие банки будут, скорее всего, уходить с рынка или же перерегистрироваться в качестве микрофинансовых организаций или кредитных товариществ.

BCG Review: Когда, на ваш взгляд, рынок стабилизируется? Сколько банков останется на рынке?

Умут Шаяхметова: Некоторые эксперты говорят – примерно 20 банков, другие – 15 или даже 10. Точную цифру назвать сложно. Самое главное, чтобы это были здоровые банки, с правильно сформированным чистым капиталом, технологичные, у которых хорошо развиты риск-менеджмент, комплаенс. Конечно, чем больше банков, тем лучше – это конкуренция. В частном секторе хороший конкурентный рынок пока еще сохраняется, и у клиентов есть возможность выбора.

BCG Review: Если сделка Halyk Bank с Qazkom реализуется, то новая организация может стать двигателем процесса консолидации, верно? На рынке будут «банк номер один» и на достаточно большой дистанции от него – «банк номер два». Как в этом случае сохранять конкуренцию?

Умут Шаяхметова: Эта сделка не будет объединением в равных долях: предполагается, что определенная часть неработающих кредитов будет удалена с баланса, и это повлияет в целом на уменьшение активов Qazkom. Но в любом случае, если сделка состоится, то это будет, конечно, достаточно крупный финансовый конгломерат с долей рынка порядка 38% и еще один «гигант» с долей 20% – это Цеснабанк и БЦК. По этому поводу уже звучит много критики: что же остается остальным? Но если посмотреть на динамику развития сектора и на то, как рыночные доли достаточно легко переходят от одного банка к другому, то становится ясно, что ситуация не всегда будет одинаковой. Если кто-то из больших банков будет отставать по качеству обслуживания, качеству активов, технологиям, то позиции на рынке можно потерять очень легко. А небольшие игроки, наоборот, могут нарастить свою долю на рынке. Поэтому я не вижу здесь проблем. Главное, чтобы была конкуренция.

BCG Review: Вы сказали, что консолидация может быть полезной для рынка, если будет происходить правильно. Полное завершение интеграции такого объема требует двух-трех лет. Обычно интеграция – это большая нагрузка на организацию, концентрирующая на себе все ресурсы и отвлекающая от инноваций. Вы не боитесь, что рынок будет стоять на месте относительно того, что получают клиенты?

Умут Шаяхметова: Я этого точно не боюсь, потому что на рынке банковских услуг жесткая конкуренция – если нет соответствующего качества услуг, клиента легко потерять. Поэтому мы видим большой вызов в том, чтобы в рамках возможной сделки с Qazkom не потерять темп, внимание к клиенту, фокус на наших технологиях, на наших планах, которым мы следуем в рамках реализации нашей стратегии. Мы понимаем, что, если сделка состоится, она потребует очень много внимания и времени топ-менеджеров, нагрузка будет огромная. Но если правильно выстроить эти процессы, то возможно получить синергетический эффект для нашей группы. Главное, чтобы изначально было принято правильное решение и было видение того, как эта сделка может быть реализована.

BCG Review: Если консолидация – основной тренд на банковском рынке, то, наверное, приватизация – основной тренд в экономике. Каковы ваши ожидания от приватизации?

Умут Шаяхметова: По поводу приватизации в последние два года были большие ожидания, но серьезных изменений мы пока не видим – крупных приватизационных проектов нет. Давно есть идея осуществить IPO крупных национальных компаний. Был объявлен выход на IPO «Самрук-Энерго», КТЖ, KEGOC. Выход на IPO KEGOC прошел, но по остальным компаниям пока отложен. Я надеюсь, что, если все-таки приватизация состоится, она должна оказать благотворное влияние на рынок. Сегодня одна из самых больших проблем – это высокая доля государства в экономике. Необходимо проводить структурные реформы, либерализацию и осуществлять разгосударствление. Государственный монополизм сужает объем рыночной экономики и предпринимательства в стране, отражается на людях, которые берут кредиты и хотят развивать малый и средний бизнес, а также в итоге уменьшает покупательскую способность. Поэтому на приватизацию возлагаются большие надежды.

BCG Review: Вы упоминали важность правильного видения в контексте интеграции. Каково ваше видение стратегии и основных приоритетов Halyk Bank на ближайшие пять лет?

Умут Шаяхметова: До 2014 года наша стратегия заключалась в том, чтобы стать банком номер один. И мы целенаправленно ее реализовывали: наращивали активы, клиентскую базу, долю на рынке, повышали экспертизу, увеличивали инвестиции в технологии. Но, когда состоялась сделка по слиянию Qazkom и БТА, мы отказались от этой цели – на тот момент нам казалось, что догнать своего ближайшего конкурента в течение следующих трех лет нереально. Мы тогда сменили стратегию, поставив себе цель стать удобным банком для нашего клиента и более активно развиваться в плане внедрения технологий: осуществить перезагрузку IT, сервисов, качества обслуживания, продуктов.

“По состоянию на 1 мая 2017 года мы – банк № 1 в Казахстане по размеру активов и собственного капитала, у нас лидирующие позиции и по другим критериям – объему живого бизнеса, депозитам, надежности”.

Однако, несмотря на то что мы перестали ставить себе задачу выйти на первое место, мы все равно достигли этой цели: по состоянию на 1 мая 2017 года мы – банк № 1 в Казахстане по размеру активов и собственного капитала, у нас лидирующие позиции и по другим критериям – объему живого бизнеса, депозитам, надежности. Почему в течение последних двух-трех лет к нам перешла большая часть клиентов от других конкурентов? Потому что мы способны удерживать лидерство: у нас большой лимит на одного заемщика, есть ликвидность, технологии. Если раньше нас считали «нетехнологичным» банком, то сегодня число пользователей нашего интернет-банкинга для физических лиц – myHalyk – превысило один миллион казахстанцев. Это признание и прорыв для нашего IT-блока. Мы двигаемся вперед и все время работаем над собой. Я считаю, что очень важно не расслабляться и не почивать на лаврах. Сегодня банкинг – это не просто активы, это технологии. Весь глобальный мир движется в этом направлении. Современный банк «перезагружается», теперь это технологическая компания, платежная система, интернет-магазин для клиента. На ближайшее время наши главные задачи – наращивание технологической базы, работа над продуктами и укрепление киберзащиты.

“Сегодня банкинг – это не просто активы, это технологии. Весь глобальный мир движется в этом направлении. Современный банк «перезагружается», теперь это технологическая компания, платежная система, интернет-магазин для клиента”.

BCG Review: Считаете ли вы, что достигли цели, которую изначально поставили, – стать самым удобным банком в Казахстане?

Умут Шаяхметова: Мы работаем в этом направлении. Уже внедрили операционную CRM-систему, внедряем аналитический CRM, работаем над управлением корпоративными данными. Делаем очень много внутренних проектов, которые, наверное, не видны клиентам; в том, что касается клиентской базы, мы двигаемся в рамках последних мировых трендов.

BCG Review: Как считает глава Сбербанка России Герман Греф, в будущем банк уже не будет банком в традиционном понимании этого слова. Это означает трансформацию банка в сторону технологических компаний, а те банковские услуги, которые предоставляются сегодня, станут частью большого комплекса сервисов. У вас такое же видение?

Умут Шаяхметова: Я слежу за его идеями, потому что нас действительно довольно часто сравнивают со Сбербанком. Я помню, что, например, лет пять тому назад Сбербанк объявил о прорывном проекте – переводе обслуживания пенсионеров на карточки. К тому времени Halyk Bank уже перевел на карточки 80% казахстанских пенсионеров. Возможно, мы просто меньше об этом говорим и нам кажется, что это обычная операционная рутина.

“Мы смотрим на каждую свою услугу с точки зрения доходности: если тот или иной функционал не приносит прибыли, то тогда он должен нивелировать операционные или комплаенс-риски, снижать издержки”.

Но мы все-таки разные, в первую очередь, по виду собственности. Мы – полностью частный банк, а Сбербанк имеет большую долю государственного участия. Мы видим, что в России государство ставит для себя большие задачи в сфере IT, и, возможно, за амбициями Сбербанка стоят не только экономические, но и задачи государственного уровня. Потому что определенный функционал, сервисы, которые можно внедрять в банках, могут не приносить немедленной прибыли. Они могут быть для нас избыточны, и мы, как частный банк, не можем себе позволить тратить на них большие средства. Мы смотрим на каждую свою услугу с точки зрения доходности: если тот или иной функционал не приносит прибыли, то тогда он должен нивелировать операционные или комплаенс-риски, снижать издержки. Здесь у нас разный подход. Но в целом мы, конечно, отслеживаем новые тренды.

BCG Review: Если говорить о новых трендах – agile, блокчейне, больших данных, финтехе, роботизации – какие из них, как вы считаете, являются критически важными для Halyk Bank и для банковской отрасли в целом?

Умут Шаяхметова: Мы смотрим на эти веяния с практической точки зрения, подходит ли нам это в прикладном смысле. Например, понимаем, что, с одной стороны, agile дает возможность увеличения скорости, гибкости для внедрения определенных проектов или функционала, но при этом, скорее всего, только на начальном этапе. Для банка важно укоренить эти наработки в системе и прописать четкие процедуры работы, иначе можно создать большое количество рисков. Я вижу риск agile в том, что команды выполняют много разных проектов, которые затем довольно сложно систематизировать и отслеживать. Например, если уходит один ключевой сотрудник, то можно потерять всю экспертизу. В банковском деле все должно быть сбалансировано, ведь вы отвечаете за деньги вкладчиков.

В то же время у нас есть удачный опыт работы финтех-лаборатории: у нас была амбиция использовать в большей степени как раз agile-подход на базе Алтын-банка, нашей «дочки». У этого банка намного больше свободы в плане развития технологий, изменения процессов, и они писали свою операционную систему с нуля. Эта система более современна, у нее меньше внутренних доработок, которые потом очень сложно адаптировать. Также она более технологична: в нее уже можно встраивать и внедрять определенные продукты.

Алтын-банк не только оправдал, но и вдвое превзошел наши ожидания по всем направлениям – приросту активов, чистой прибыли, возврату на инвестиции (ROI). В итоге мы получили предложение от инвестора о продаже стратегического пакета Алтын-банка и рассматриваем это как новую интересную возможность.

BCG Review: Многие банки, в том числе российские, успешно внедряют модели дистанционного банковского обслуживания населения. Некоторые небольшие банки в Казахстане также уже используют элементы такой стратегии. Делает ли Halyk Bank что-либо в этом направлении, и если да, что именно?

Умут Шаяхметова: Алтын-банк в прошлом году запустил полностью цифровой банк Altyn-i. Клиенты Halyk Bank все больше ценят мобильность и комфорт: доля платежей через дистанционные каналы продаж все время растет, за первые три месяца этого года пользователи нашего интернет-банкинга провели свыше 1,5 млн платежей и переводов. Общее количество скачиваний мобильного приложения myHalyk в Google Play и App Store превысило 615 тысяч, и оно остается в топ-3 по популярности среди бесплатных в категории «Финансы». Чтобы быть более открытыми, современными и получать обратную связь от наших клиентов, с осени 2015 года мы активно присутствуем в социальных сетях. Сегодня общее количество наших подписчиков в Facebook, «ВКонтакте», Instagram и Twitter свыше 100 000 пользователей. Кроме того, мы добились самого высокого показателя вовлеченности (engagement rate) – 10% среди казахстанских коммерческих банков в социальных сетях. В среднем в месяц мы получаем порядка 5 тысяч обращений от клиентов на площадках социальных сетей и прогнозируем, что в связи с ростом проникновения интернета эта цифра будет расти.

BCG Review: Halyk Bank два раза проводил хакатон HalykFinTech, в котором принимали участие местные стартапы. Удалось ли вам уже извлечь конкретные выгоды из использования новых инновационных разработок, предложенных стартапами? Что работает лучше или не работает на казахстанском рынке?

Умут Шаяхметова: В прошлом году мы попробовали абсолютно новый для казахстанских компаний формат – хакатон, хакерский марафон для разработчиков, программистов, студентов. Предложили им проявить креативность, оформить свои идеи и в случае победы реализовать их на базе нашей банковской инфраструктуры. Победителями оказались студенты 2-го курса, которые получили опыт реализации проекта в самом крупном банке страны. Три месяца команда наших IT-специалистов и студентов работала над внедрением проектов, и весной в платежных терминалах была запущена новая услуга «Электронный кошелек Халык» в целях эмиссии и использования электронных денег. В результате Halyk – один из немногих банков в стране, который выступает не только эмитентом, но и оператором системы электронных денег, а в июне было запущено мобильное приложение Halyk e-Wallet для пользования электронными кошельками. В сентябре прошлого года были внедрены такие услуги, как пополнение вклада и формирование уведомлений о наличии счетов в банке. Также по результатам хакатона банк запустил автоконсультанта HalykDos в мессенджерах WhatsApp и Telegram, который круглосуточно предоставляет информацию на казахском, русском и английском языках. Я считаю, что, реализовав проекты, победившие в хакатоне, мы внесли свой вклад в развитие стартап-индустрии в Казахстане. Я вижу несколько причин отставания наших стартапов от глобальных. Во-первых, наши молодые предприниматели не знают, что именно нужно рынку. Во-вторых, есть проблема продвижения – продукт вроде бы нужен, но его еще нужно продать. Разработчики зачастую сталкиваются с менеджерами, которые не могут сами принять решение и должным образом представить идею своему руководству. Время уходит, а продукт остается непроданным. Третий момент – наличие тестовой площадки с готовой клиентской базой. Увы, казахстанский рынок достаточно маленький, и, чтобы привлечь пользователя к своему приложению или сервису, необходимо приложить немало усилий. Для того чтобы в Казахстане появились стартапы мирового уровня, нужно, чтобы молодые предприниматели получали опыт сотрудничества с корпоративным сектором, другими словами, опыт создания качественных сервисов, услуг и продуктов для больших компаний. И тогда можно будет ожидать, что среди сотен проектов появятся стартапы мирового уровня.

BCG Review: Немного более личный вопрос. Уже более десяти лет вы работаете в Halyk Bank, и это один из редких примеров стабильности. В чем ваш секрет?

Умут Шаяхметова: Когда я пришла в Halyk, то думала, что проработаю здесь максимум два года. У меня были совсем другие амбиции. Ведь я пришла из западного банка, и мне хотелось узнать, что же представляют собой регионы и местная экономика, потом в планах была работа в Министерстве экономики, я хотела быть к этому готовой и иметь конкретную практику и знания об экономике страны. В Halyk Bank на позиции заместителя председателя правления я объездила всю страну, познакомилась со всеми крупными корпоративными клиентами – зерновиками, хлопковиками, цементными заводами, большими стройками, плавучими гостиницами на Каспии, золотыми месторождениями. Работа захватывает: общаешься с клиентами, видишь финансирование от нулевого цикла до полного завершения проекта, видишь отдачу от проекта, и это приносит удовлетворение. Конечно, бывают и такие моменты, когда есть проблемные займы, убыточные, но со всем этим приходится работать, и, достигая конкретных результатов, получаешь удовлетворение от работы. На позиции председателя правления я работаю уже дольше всех руководителей в истории этого банка – девятый год, а в целом в системе Halyk – 13 лет. Может быть, это даже слишком стабильно. (Смеется.) Мне комфортно здесь. В первую очередь, в группе правильное корпоративное управление: выстроен процесс между акционерами – это и миноритарии, представленные через независимых членов совета директоров, и крупные акционеры. Процесс принятия решений выстроен по принципу arm’s-length – «вытянутой руки», независимости. Приятно видеть, когда твои действия приводят к хорошим результатам. В этом, наверное, основной драйв.

BCG Review: И последний вопрос: чем вы гордитесь?

Умут Шаяхметова: Я горжусь результатами Halyk Group в целом. Сегодня мы – банк № 1 в стране. Когда я пришла сюда в 2004 году, банк был на 4-м месте в рейтинге коммерческих банков. Тогда у нас еще не было заимствований. Мы стали выходить на внешние рынки, общаться с инвесторами. Банк сильно перестроился, но первое время было очень сложно формировать новую корпоративную культуру. Сегодня я горжусь нашими результатами – это итоги работы большой и дружной команды. Наверное, моя заслуга в том, что я смогла собрать таких сильных людей. Все они профессионалы, востребованные на рынке. Мотивировать такую команду, находить общий язык с такими звездами – это большой вызов, и для меня это одно из самых больших достижений.

BCG Review
Previous Page